Интервью с Ольгой Макушкиной («Стереотипы»)

Группа стереотипы

Стерео-люди ломают стереотипы. Интервью с Ольгой Макушкиной («Стереотипы»)

Спешу развеять всяческие слухи — на «Нашествие» «Стереотипы» не едут. Поездки на мега-фест давали за второе-третье места. О том, что выиграли «Стереотипы», откуда они взялись и как надо называть флейту, чтобы не обидеть флейтиста, рассказывает флейтистка, вокалистка, журналистка и просто красивая девушка MC Kushkina.
— Привет, Оля! Начну без предисловий. «Стереотипы» играю рок?
— Нет.

— Интересно получается. Группа, играющая «не рок» попадет на крупнейший рок-фест региона, занимает первое место, получает приглашение выступить в эфире главной рок-н-ролльной радиостанции и на одном из главных рок-фестивалей страны. Ломаем стереотипы?
— Вообще-то такая идея была с самого начала. «Стереотипы» — это смешение различных музыкальных стереотипов, перехлест каких-то уже сыгранных вещей, которые через призму нашего видения воплощаются в то, что можно услышать от нас. Когда нас спрашивают про стиль, мы ничего не можем ответить. Когда нас просят указывать в афишах стиль, мы пишем «acid jazz» —джаз нам ближе всего по духу, а электронная подложка для него необходима. Нас пытались охарактеризовать как «lounge», но какие тогда могут быть гитары? В шутку мы называем наш стиль — «уральский lounge». А вообще-то мы не хотим определяться со стилем, чтобы не загонять себя в определенные рамки. Для нас такая позиция очень выгодна.

— Расскажи нашим читателям, как появились «Стереотипы».
— Как группа мы существуем чуть больше года. Началось все с моей встречи с гитаристом Серегой. Он узнал, что я играю на флейте, и предложил вместе поиграть. Потом в нашей жизни появился S-Way. Он не только саксофонист, но и клавишник. И он нам организовал электронное звучание. После двух концертов в старом «ПВ» мы решили делать серьезный проект. S-Way играл на саксофоне, я — на флейте, Сережка — на гитаре. Первый выход на сцену состоялся в апреле прошлого года, в «Менделееве» на рок-концерте группы «Параплан». Люди отреагировали на удивление тепло, хотя роком нельзя было нас назвать даже с натяжкой. Это и стало для нас стимулом.

— А кому вы обязаны названием?
— S-Way-ю. Нам понравилась неоднозначность названия. «Стереотипы» — это «стерео-люди», люди, которые воспринимают действительность как минимум по двум каналам. Ну и отказ от стереотипов, конечно. Ведь Екатеринбург — это либо рок, либо андеграунд. А мы не там и не там, у нас своя ниша.

— Как же вы попали на СНР?
— На самом деле мы туда не собирались, потому что не играем рок.

—Ждали «lounge-феста»?
— Ну да. Нас пригласила девушка-организатор, наша знакомая. Прошли отборочный тур, не смотря на технические заминки, из-за которых мы отыграли одну тему, вместо трех. Видимо земля слухами полнится — нас все же позвали. Мне понравилось само участие в таком масштабном фестивале, после игры в ресторанах это очень интересный опыт. А потом еще подошел Миша Лузин из группы «КедрыВыдры» и поздравил с первым местом. Меня это удивило и озадачило, я не думала что «не рок-группа» может что-то получить на рок-фестивале.

— И что же вы все-таки выиграли?

— Запись альбома в Москве — раз. Горячая ротация на «Нашем радио» — два. Участие в программе «Воздух» — три. Но до сих пор нам никто не позвонил, никаких контрактов не предложил. Видимо, группа мы слишком неформатная.

— Кого ты выделяешь из местных музыкантов? Именно музыкантов, а не друзей. Например, на СНР кто-нибудь понравился?
— Объективной я быть не могу: приехали мы очень поздно. Видела на женской сцене одно выступление до нас и одно после. Охарактеризовать сложно. Рок. Что касается моих предпочтений — мне нравится проект «СМС». Там Катюха Сомова прямо во время выступления импровизирует с текстами на английском языке.

— А сами-то импровизируете или пишете партитуры и репетируете?
— Наша цель — создание формы, четких композиций, в которых не будет лишних нот.

— Кто сочиняет мелодии?
— Все вместе. Часто приносят какие-то темы гитарист и клавишник. Но это скелеты, которые мы потом одеваем. Мы позволяем себе импровизировать на репетициях — кто не любит полетать? Через импровизации рождаются новые темы.

— А что насчет вокала?
— Я пою. Только пою очень мало. Например, на СНР я спела акапелла песню «Девочка-растение». Вообще, я пою в исключительных случаях. Например, в душе или в машине. Кроме «Девочки-растения» у нас есть еще две песни. Одна солнечная, радостная про весну, а вторая серьезная и всеми нами любимая — «Сольфеджио». С песнями у нас получается так, что на интуитивном уровне мы понимаем — здесь надо попеть. В этом случае я придумываю вокальную партию. У нас есть знакомая девочка-поэтесса, сейчас она живет в Израиле, но интернет не ограничивает нас. Нам не хочется, чтобы вокал был определяющим. Певиц много, в том числе и интересных, самобытных. У нас вокал тоже самобытный, но мы считаем, что наша прелесть в том, что его мало.

— Сама стихи пишешь?
— Пишу, но очень мало и не для песен. Это просто мысли, которые сложились в рифму.

— А под душем что поешь?
— Иногда пою «Квартал», Земфиру. Иногда — свои песни. Бывает пою для себя, бывает — с целью. У солистки «Квартала» очень сильный вокал, хороший диапазон, и мне до него далековато, если честно. И когда я пою «Квартал» или Земфиру, я это делаю с целью распеться, потренировать связки, технически подрасти.

— Что для тебя в вокале важнее — диапазон или эмоции?
— Эмоции и индивидуальность.

— То есть Леонид Федоров лучше Баскова?
— Однозначно! Мне посчастливилось быть на его акустическом концерте Федорова. Одни человек на сцене держал весь зал! Кто-то плакал, кто-то смеялся, но никто не встал и не ушел. Потому что одно из главных качеств не только музыканта, но и любого человека — это даже не индивидуальность, а, прежде всего, искренность.

— Каким ты видишь свое будущее? Связываешь ты его с музыкой и видишь ли вообще?
— Сложный вопрос — будущее настолько непредсказуемо. Например, год назад я не думала, что у меня будут брать интервью, и что вообще мы будем зарабатывать музыкой деньги. Что касается желаемого будущего, то оно связано исключительно с музыкой. Хочу просыпаться, брать в руки флейту и играть. Но чтобы при этом был нормальный уровень жизни. Сегодня никто не платит за музыку, поэтому мы все работаем.

Что касается группы — далеко идущие планы не хочется строить. Но в ближайший год наша цель — сделать новую программу, второй альбом. Не затем, чтобы скорее с ней выступать, а пото му что это интересн о. Следующий альбом будет совершенно не такой, как предыдущий. Некоторые темы уже рождаются, и мы сами удивляемся, что получается.

— Сколько альбомов будет у «Стереотипов». В смысле, как оцениваешь потенциал группы?
— Блин, хоть один бы записать… Потенциал-то огромен, надо только его реализовать. Я надеюсь, что мы запишем десятки альбомов, что все нас будут слушать, что нам будет комфортно играть друг с другом на сцене.


Короткий бред

— Рок-н-ролл мертв?
— Жив, конечно.

— Ты готова к признанию?
— Да.

— К слухам?
— Конечно.

— К назойливым поклонникам?
— Конечно, ко всему этому я не готова! Но в принципе к общению с фанатами мы открыты. Недавно выступали в «ПВ». Самым ярким впечатлением было, когда я пошла в туалет, встала в очередь за облегчением, а девушка поворачивается и говорит: «Проходите, я вас пропущу, вы ведь выступаете сегодня, в «Стереотипах»!» Вот они — лавры славы! Пописать без очереди! Красота!

— Кто убил Курта Кобейна?
— Сам

— Что ты сейчас читаешь?
— Дмитрий Липскеров «Русское стаккато — британской матери»

— Есть такое понятие женский рок?
— Есть понятие женского вокала в роке.
— Алкоголь или наркотики?
— Алкоголь.

— Каким словом ты назовешь человека, который флейту называет дудкой?
— Ха-ха! Свой. Как-то раз мы выступали на Дне Железнодорожника. Отыграли, стали сворачивать инструменты. Подходит ко мне пьяный в хлам железнодорожник, толкает в плечо и говорит: «Прикольно ты на этой хуйне играешь». Я говорю: «Это флейта». Он отвечает: «Да, я знаю. Прикольная хуйня».



 

Последние комментарии

Авторизация

УралРок (www.uralrock.ru)
© 2005-2022. Все права защищены.
Лицензионное соглашение

Yandex.Metrica