Ракель Меллер - прощальный ужин

Александр Вертинский – фигура загадочная и неоднозначная. С одной стороны, он исполнял романсы, с другой стороны, романсы эти несколько не соответствуют традиционному понятию «романса». Каждую песню он превращал в пьесу с законченным сюжетом и героями, а выступление становилось театрализованным представлением: он начал с выступлений в костюме Пьеро, от которого постепенно осталась лишь загримированная белоснежная маска-лицо и ярко-алые губы.

Вначале Пьеро был традиционно белым, но через некоторое время Вертинский сделал его костюм черным. Постепенно он отказался и от него, выходя на эстраду в цилиндре и черном фраке с белой манишкой и в лаковых туфлях. Контрастное сочетание черного и белого придавало образу Вертинского особую элегантность и даже загадочность.

Александр Вертинский – фигура загадочная и неоднозначная. С одной стороны, он исполнял романсы, с другой стороны, романсы эти несколько не соответствуют традиционному понятию «романса». Каждую песню он превращал в пьесу с законченным сюжетом и героями, а выступление становилось театрализованным представлением: он начал с выступлений в костюме Пьеро, от которого постепенно осталась лишь загримированная белоснежная маска-лицо и ярко-алые губы.

Вначале Пьеро был традиционно белым, но через некоторое время Вертинский сделал его костюм черным. Постепенно он отказался и от него, выходя на эстраду в цилиндре и черном фраке с белой манишкой и в лаковых туфлях. Контрастное сочетание черного и белого придавало образу Вертинского особую элегантность и даже загадочность.

Еще до революции к Вертинскому пришла известность, а затем и слава.

Судьба Вертинского резко изменилась в двадцатые годы. Как и многие другие деятели русской культуры, он не принял революцию, и ему пришлось эмигрировать. Певец покинул Россию в ноябре 1920 года и поначалу оказался в Греции, где купил греческий паспорт, и только потом поехал дальше. Наличие иностранного паспорта выводило его из категории русских эмигрантов и давало возможность работать. Вместе с Ф. Шаляпиным, И. Мозжухиным, А. Павловой, которых один из критиков позже назвал "детьми серебряного века", Вертинский постепенно завоевал зрителя сначала в Европе, а затем и за океаном. Но тематика его песен изменилась. Если до революции он пел о разных экзотических странах, то теперь его музой стала ностальгия по прошлому. Он поет не о радости души, а о спасении России.

В эмиграции Вертинский не нажил состояния, поэтому в 55 лет пришлось начинать все сначала, давать по 24 концерта в месяц, ездить по всему Советскому Союзу, где не всегда создавались необходимые условия для выступлений. Вместе с новыми темами в его песнях звучали и старые мотивы - экзотика, тоска по прежней жизни, жажда новых ощущений.

Но даже в такой ситуации Вертинский чувствовал себя свободным, потому что был востребован. Он работал до последнего дня жизни и умер на гастролях, неожиданно, очевидно от сердечной слабости.

И вот, спустя пятьдесят лет после смерти великого артиста, два рок-музыканта, две самостоятельные творческие единицы – Александр Ф. Скляр и Глеб Самойлов, решили сделать программу, посвящённую памяти Вертинского.

Идея совместного проекта возникла у музыкантов достаточно давно – около четырёх лет назад, во время совместных гастролей «Ва-Банка» и «Агаты Кристи».  Затем Скляр сделал программу с песнями Вертинского вместе с Ириной Богушевской, а впоследствии и сольно. Таким образом, для Скляра «Ракель Меллер» стала уже третьей работой с песнями Вертинского, а для Самойлова – первой.

Этот поистине уникальный концерт привезли и к нам в Екатеринбург. Даже не концерт – театрализованное представление с камерным оркестром, неярким светом и  игрой двух актёров.



«На асфальт свердловских площадей
Вы, смеясь, швырнули сердца стоны -
Золотые песни Барселоны,
Изумрудной родины своей»
Открывается занавес… на сцене - музыканты «Романтик – квартета» играют вступление. Затем выходит Александр Белоносов, садится за рояль и начинает играть «Бразильский крейсер». На сцене появляются  Александр Ф. Скляр и Глеб Р. Самойлов. Глеб садится за столик, а Александр начинает петь.

Скляр был великолепен. Его мимика, жесты, игра голосом, артистизм выше всяких похвал. Каждую песню он превращал в маленькую пьесу. 

Глеб же многих разочаровал. Во-первых, на сцене он вёл себя как обычно. Как обычно на концертах «Агаты Кристи», что, на мой взгляд, в данной программе совершенно неуместно. Во-вторых, все песни он исполнял, стоя в одной позе возле микрофона. В - третьих, не проявлял практически никаких эмоций, пел как-то отрешённо, будто мыслями был не здесь.

Совместно исполненные композиции порадовали больше всего. Песня «Чёрный карлик» - один из лучших номеров вечера. Начинал её Глеб, а продолжил Александр, великолепно изобразив этого самого чёрного карлика, который «вдруг поднялся и подрос». В «Ракель Меллер» Глеб вместо «на асфальт парижских площадей» спел «свердловских площадей», что вызвало шквал аплодисментов. Во время этой же песни, а также «Прощального ужина» на сцене появилась и сама «Ракель Меллер».  

Ракель Меллер – имя певицы, которой Вертинский посвятил одноименную песню, сегодня практически забытую и в популярные коллекции песен Александра Николаевича не вошедшую. Видимо, Ракель была настоящей звездой, перед талантом которой пал ниц весь Париж. 
Но нигде вы не найдёте практически никаких упоминаний об этой женщине, вдохновившей Вертинского.

В перерывах между песнями музыканты «Романтик – квартета» исполняли классические композиции Чайковского, Бетховена и Пьяцоло.

Артистам удалось создать и передать удивительную атмосферу того времени, когда жил и творил Вертинский. В один момент мне почудилось, будто сейчас не 2006 год, а начало XX века, будто, выйдя на улицу, я не увижу привычного города Екатеринбурга, а увижу его таким, каким он был сто лет назад…

Не обошлось и без «инцидента». После песни «Палестинское танго» несколько девочек – фанаток АК крикнули: «Самойлов, ты гений!». Видно было, что Глеб Рудольфович несколько смущён и пребывает в замешательстве, но Александр Феликсович мастерски превратил эту ситуацию в ещё одно небольшое представление: он пожимал Глебу руку, всем своим видом показывая, что почитает за честь находиться на одной сцене с ним, а также воздевал руки к небу, видимо, намекая на знак свыше.

Последним был исполнен собственно «Прощальный ужин» и сыгран эффектный финал: Глеб и Александр положили руки друг другу на плечи и пропели «Я знаю, даже кораблям необходима пристань, но не таким, как мы, не нам - бродягам и артистам!».

 Зал провожал артистов и музыкантов стоя, что, наверное, служит лучшим доказательством того, что вечер удался.

В статье использованы материалы www.peoples.ru и www.agata.ru.


 

Последние комментарии

  • УралРок-2018 - прием заявок!
    Guest 19.09.2018 20:02
    Мне одной на заявку ничего не ответили или у всех так?
     
  • Браво и тесно
    Scissor 03.05.2017 00:08
    Ок, не дадим тебе.
     
  • Браво и тесно
    Анонимный Алкоголик 27.04.2017 15:27
    Так себе отчет, можно было и побольше написать, не давайте этому бездарю проходку больше
     
  • О сайте
    Guest 17.04.2017 01:49
    кем забыли написать... Вокалистом.
     
  • О сайте
    Guest 17.04.2017 01:45
    Приглашаем на работу: Vocal.in.ua

Авторизация

УралРок (www.uralrock.ru)
© 2005-2018. Все права защищены.
Лицензионное соглашение

Yandex.Metrica