Slayer – Repentless: альбом имени Пола Бостафа

Любителям «олдового» Slayer всегда было больно осознавать, что вообще-то Ломбардо и Бостаф первые 20 лет жизни группы разделили за установкой ровно пополам. От этого обстоятельства ортодоксальные поклонники обычно отмахиваются мантрами «Ломбардо писал все классические альбомы» и «Бостаф не вывозит». Реальность такова, что чехарда с барабанщиками не портит Slayer, а задает их музыке разные векторы. Ломбардо – это бескомпромиссный и безвариантный олдовый трэш, не признающий никаких барабанных рисунков, кроме ультраскоростного чередования «бочка-рабочий» или поливов двойными бочками. Бостаф – это та хтоническая сила, которая ввергает Slayer в заигрывания с модными стилями. Хотя и считается, что барабанщики в этой группе стоят на самых задворках влияния, и, возможно, лысый вождь «Убийц» даже искренне верит в это сам.

Стоит считать неслыханной удачей, что Керри Кинг, славящийся своей милой привычкой писать партии гитар и баса за всех своих коллег, не добрался до барабанов. Потому что в итоге они и стали той силой, которая уравновешивает его сугубо консервативный и в чем-то даже ограниченный подход к композиторству, что оказалось не по плечу даже единственному бессменному его напарнику Тому Арайе. Когда «трон» группы занимает Ломбардо, то его творческие устремления мощно резонируют со взглядами Кинга, в результате чего мы имеем ситуацию, которую однажды очень метко описал в одном из своих стендап-выступлений Генри Роллинз: «Как будто эту группу заморозили в глыбе льда, и когда наступает время записи нового диска, лед разбивают, а музыкантам говорят: чуваки, на дворе все еще 80-е, отрывайтесь!».

У Бостафа со Slayer складываются парадоксальные отношения. В глазах широкой общественности он – пария, живущий в тени своего великого предшественника. И, тем не менее, я считаю его зачинателем всех экспериментов группы, которые российскими поклонниками почему-то за редким исключением воспринимаются в крайне негативном ключе. Почему минималистичный, не меняющийся и не развивающийся с годами стиль Ломбардо постоянно превозносится поклонниками над техничной и разнообразной игрой Бостафа – вопрос отдельный. Нас же интересует только то, что с Бостафом в 90-х группа записала свои самые неоднозначные, но очень напористые и продуманные альбомы, а с вернувшимся Ломбардо в нулевых – два крайне унылых по звучанию и атмосфере диска. Официально это было возвращение к корням калифорнийского трэша, а по факту – вымученное и мучительное пережевывание старых риффов и собственной классики. Но Slayer – не ACDC и не Motorhead, писать 30 лет одну и ту же песню им не идет. Даже классические их альбомы разительно отличаются друг от друга по духу и темпу. То, что Slayer написали в 90-х, лишь укрепляло их позиции, хотя у Кинга наследие тех времен и вызывает лишь публичный скепсис. Тем не менее, очередную декаду агрессии они тогда начинали, будучи освистанными на фестивале в Донингтоне перед выступлением Metallica, а уже в 96-м возглавляли OzzFest.

Эта очень долгая занудная подводка призвана составить контраст описанию восторга, который я испытал, слушая Repentless. Честно говоря, вообще было странно ожидать столь резкий разворот в сторону от предыдущих двух альбомов, один только звук которых, больше подобающий каким-нибудь RHCP и прочей милой беззубой рокнролльщине, заставлял выключать их на третьем треке. Диспозиция перед выходом Repentless была такова: мертвый Джефф Ханнеман, считавшийся балансиром Кинга в сочинительстве риффов, принятый в штат Гэри Холт, фирменная санта-барбара с барабанщиками и Том Арайа, который содержанием титана в организме может похвастаться даже перед Терминатором. Все предпенсионного возраста. Лейбл Nuclear Blast, который лично в моей памяти до сих пор ассоциируется с дешевыми клипами десятков невнятных блэк-, дэт- и грайндкорных групп с окраин Европы, в конце 90-х выходившими сборниками на видеокассетах. И продюсер Терри Дейт (Pantera), послужной список которого, конечно, внушает уважения поболе, чем заслуги его предшественника Грега Фидельмана (Metallica), но тоже вызывает вопросы. И ореолом над всем этим винегретом – предпенсионный возраст гвоздей программы. Тут в одном из свежих интервью Арайа признался, что он и сам не был уверен в том, что новый альбом все-таки выйдет.

Так вот, восприятие Repentless зависит от того, воспринимаете ли вы контекст, в котором он записывался. Для меня (к счастью или к сожалению) эти вещи связаны неразрывно. То есть, это не столько набор песен, сколько набор ощущений и попыток опознать в потоке рифов обстоятельства, которые довлели над людьми, их записавшими. Вот Atrocity Vendor – на мой взгляд, одна из слабейших на альбоме вещей, записанная еще для World Painted Blood. В ней слышна манера игры Ломбардо, хотя барабаны и были перезаписаны Бостафом. Или Cast the First Stone, которая если и была написана Кингом, то явно под сильным влиянием Холта. Поэтому весь трек слушается как длинная прелюдия к короткому соло Холта. Или множество «чистых» гитарных проигрышей-переборов, которых Кинг за всю свою карьеру сочинил от силы пару штук, отдавая их на откуп своему почившему ныне напарнику – как живое свидетельство памяти о Джеффе. И над всем этим парят разнообразные бронебойные барабаны Пола.

И все это одновременно похоже и не похоже на Slayer, как, в общем-то, и все их альбомы с 90-х по середину нулевых. От бешеных темпов Christ Illusion и World Painted Blood они местами замедляются до сладжевой тягучести, в среднем удерживая пограничную скорость, больше характерную для бэйэреа-групп второго эшелона вроде Exodus или Testament. В их гулком и очень сыром звучании слышны отголоски модного нынче модерн-трэша. И часто слышно, как Кинг расчехляет свои семиструнные гитары, пылившиеся со времен God Hates Us All в его славном особняке в Короне, населенном собаками, змеями и татуированной женой. 

В общем, это альбом, который точно не зайдет тем, кто меряет творчество Slayer аршином Reign in Blood. За время, прошедшее с момента выхода их последнего альбома, соцмедиа-технологии очень сильно очеловечили этих музыкантов. А может, это они сами только сейчас стали сентиментальными отцами семейств, корчащими дурацкие рожи на селфи, поклонниками айкидо, ненавистниками Ким Кардашьян и бомжеватого вида любителями покопаться в кишках «Шевроле Импала» 74-го года выпуска. Когда видишь их такими в ленте инстаграма, как-то и не рассчитываешь на то, что на новой пластинке они будут мироточить ядом сатанизма и заливать все вокруг напалмом рифов, сыгранных на скорости средней руки пилорамы. Наверно, такая судьба ждет любую группу, которая умудряется преодолеть 30-летний рубеж совместной жизни. И каждому, кто заявляет, что новый альбом – это не Slayer, я отвечу: вы просто их не слышите.


 

Последние комментарии

Авторизация

УралРок (www.uralrock.ru)
© 2005-2019. Все права защищены.
Лицензионное соглашение

Yandex.Metrica